«Путешествую в основном в одиночку». Девушка с инвалидностью объездила больше 40 стран мира - Цэнтр "Жывая Бібліятэка"
ІнклюзіяКнігі

«Путешествую в основном в одиночку». Девушка с инвалидностью объездила больше 40 стран мира

Путешествовать Надя начала в 16 лет. В самой долгой своей поездке она провела один год, начав ее в России и завершив в Азии, а всего посетила уже более 40 стран. Если захотеть, все возможно – даже несмотря на плохое зрение, считает наша героиня. Вместе с городским журналом CityDog.by записали ее историю.

Надины путешествия по миру начались с поездок по Беларуси, чуть позже их заменили вылазки в Россию, Украину – и дальше, дальше. Сейчас девушке 31 год, и до сих пор ее ничто не смогло остановить – в том числе и инвалидность по зрению, из-за которой ей часто давали понять, что вряд ли что-то получится.

О первом большом путешествии: «Все думала: как же я поеду? Я же плохо вижу»

– За 15 лет я побывала в более чем 40 странах: это и Европа, и Азия, и Ближний Восток, и СНГ (кроме Туркменистана). На самом деле мест, которые сильно запомнились, очень много. Ведь практически везде есть что-то особенное, свой колорит. В одной стране очень красивые горы, в другой – богатая культура, в третьей – просто невероятные люди: очень сложно выделить из всех какую-то одну.

Эта фотография сделана в Иране.

Если говорить о самой долгой поездке – это та, которая заняла у меня больше года. Сначала я путешествовала по России, затем добралась до Сахалина и дальше ездила по Азии. Вот так в совокупности и получилось, что меня так долго не было дома.

Вообще я давно мечтала отправиться в такое продолжительное путешествие, грезила тем, что когда-нибудь поеду в Азию. Но при этом было страшно, ведь у меня есть определенные проблемы со здоровьем. Я все думала: «Как же я поеду? Я же плохо вижу». Боялась, что со мной что-то случится, ведь и людей с хорошим зрением это часто останавливает.

Но у меня было большое внутреннее желание: откладывала деньги, не зная точно, когда и по какому маршруту поеду. Даже уезжая из Беларуси, я только примерно понимала, куда отправлюсь: в течение года все равно сто раз все изменилось.

И я не только про маршрут: начинала это путешествие я вместе со своим бывшим мужем, но так получилось, что в пути мы с ним разошлись. Поэтому дальше я ездила одна и с новыми друзьями, которых встречала в дороге.

После этого я поверила в свои силы и стала путешествовать преимущественно в одиночку. Так что сейчас меня не остановит, если друзья не смогут составить мне компанию, – в этом нет проблемы. Более того, я часто езжу автостопом – в этом деле у меня тоже уже большой опыт.

 

View this post on Instagram

 

A post shared by 🌵 (@nadya.sunshine)

В дороге случалось многое: один раз у меня украли сумку с самыми важными вещами (паспорт, деньги, карточки, мобильный) – это было в России на Байкале. Тогда я очень расстроилась, был ужасный стресс: пыталась обратиться за помощью в белорусское посольство, но, честно говоря, не сильно они мне там помогли.

А два года назад в Грузии, наоборот, украли большую сумку – я осталась вообще без вещей, но зато с паспортом, телефоном и деньгами. Эту ситуацию я уже восприняла намного спокойнее – главное, что документы есть. Так что мой главный лайфхак на случай долгих путешествий: брать с собой минимум вещей, с которыми не жалко будет расстаться, и всегда держать при себе паспорт.

– Путешествия – это довольно дорогое увлечение, тем более такие продолжительные…

– Когда я работаю, стараюсь откладывать деньги, плюс у меня есть пенсия по инвалидности, которой, в принципе, может хватить в бюджетных странах. Но и в целом поездки у меня все максимально экономные: никогда не было цели ужинать в дорогих ресторанах, летать на самолетах и спать в отелях.

Мне хотелось посмотреть на реальную жизнь, пожить с обычными людьми, окунуться в культурную среду. Когда ты получаешь кайф, когда тебя прет от того, что ты находишься в каком-то крутом месте, то такие вещи, как комфорт, становятся второстепенными.

А это – в Грузии.

К тому же в дороге я повстречала много гостеприимных людей, готовых помочь: они все расскажут, покажут, угостят и еще домой могут пригласить. Например, был случай на Дальнем Востоке: мы с моим бывшим мужем познакомились с еще одним путешественником и не знали, где переночевать, – с собой была только одна палатка.

Ночь, холод, а мы в маленьком городке. Я подошла к зданию, похожему на дом культуры, рассказала сотруднику, кто мы, и спросила, можно ли поставить палатку прямо в холле. Сначала он отказал нам, но, после того как мы пообщались немного, пустил в свой кабинет, где был интернет. Напоил чаем, дал отдохнуть. В мире очень много добрых людей.

Некоторые знакомые мне говорят, что хотели бы путешествовать, но не имеют на это денег, времени, возможности. Я же глубоко убеждена, что человек, который чего-то по-настоящему хочет, найдет все перечисленное.

О том, как живут люди с инвалидностью по зрению: «Нас убеждали, что не надо нам соваться в этот мир здоровых людей»

Со стереотипами в отношении людей с инвалидностью Надя сталкивается с детства. В специализированной школе для слабовидящих и слепых детей, где училась девушка, часто повторяли, что в «большом» мире их никто не ждет и никому они там не нужны.

– В Беларуси есть товарищество инвалидов по зрению (ОО «БелТИЗ». – Ред.), и многие работают на предприятии «Светоприбор» от этого товарищества – я там тоже как-то проработала полтора года. В нашей школе некоторые учителя прямым текстом говорили какому-нибудь неуспевающему ученику: «Вот ты на завод этот пойдешь, розетки крутить».

Алтай, перевал Кату-Ярык.

Еще, помню, был один случай (правда, не в моем классе): на открытый урок пришла директор школы, и учительница спрашивала ребят, кем они хотят стать. Один слепой мальчик ответил: машинистом поезда. Директор в открытую стала смеяться и говорить, что из него машиниста не выйдет.

В целом в школе была довольно гнетущая атмосфера, как по мне. После 9-го класса мы с подружкой хотели поступить в колледж, но одна учительница сказала мне: «Куда вы суетесь? Даже если вы и поступите, то просто будете там серыми мышками».

То есть всегда подчеркивалось, что в школе к нам особенное отношение, что у нас якобы облегченная программа (хотя это не так) – и не надо нам соваться в этот мир здоровых людей, где «настоящая» учеба, «настоящая» работа, недоступные нам в силу ограниченных возможностей.

– В итоге ты поступила в колледж?

– Да. Переходить в другую школу мне не хотелось, поэтому я все-таки решила поступать в колледж. И на МРЭК (Минская городская медико-реабилитационная экспертная комиссия. – Ред.) мне дали разрешение только на две специальности: воспитатель дошкольного учреждения и правоведение. Я выбрала второе.

Отучилась в колледже – и следующим логичным шагом должно было стать поступление на юрфак. Но, когда я снова пришла на МРЭК получить разрешение, мне сказали, что с моим зрением не могут дать его.

Показали инструкцию какого-то лохматого года, где было написано, что нужно видеть минимум три строчки, иначе я не смогу пройти практику в универе (одним глазом я не вижу ни одной строчки, вторым – полторы-две).

Джайпур, Индия.

Не понимаю, как так получается, что в колледже с моим зрением можно пройти практику, а в вузе уже нет. Но никакого объяснения мне на этот счет не дали – у них просто есть инструкции, непонятно кем написанные. Мне все-таки не дали разрешения на правоведение, а предоставили ограниченный список специальностей: учитель, психолог – и другие гуманитарные. И я пошла на философский факультет БГУ.

– То есть, с одной стороны, вроде бы это проявление заботы, но с другой – просто уничтожение мотивации…

– Уже позже, когда я работала на «Светоприборе», видела, сколько людей вырастает с этими убеждениями. У них уже просто нет ни стремлений, ни желаний – они не хотят ничего лучшего.

Например, когда я решила уволиться, начальник цеха сказал: «Думаешь, окончила институт – и кто-то захочет взять тебя на работу? Знаешь, сколько тут таких было? Потом ты приползешь ко мне и будешь умолять, чтобы я взял тебя обратно, а я еще подумаю, брать тебя или нет».

Еще считается, что, если ты с инвалидностью, у тебя не может быть личной жизни: ты никому неинтересен, а если и строить отношения, то только с такими же людьми с инвалидностью. На самом деле так и происходит: многие ребята варятся исключительно в этом обществе.

С одной стороны, их можно понять: люди, у которых есть аналогичная проблема, лучше понимают тебя. Но, с другой, многие просто поставили для себя определенный потолок и считают, что большего недостойны. К сожалению, таких историй очень много.

Конечно, все эти стереотипы сильно влияют на жизнь людей с инвалидностью, но в то же время многое зависит и от самого человека. У меня много знакомых, которые в итоге замыкаются в себе, начинают много выпивать – возможно, из-за того, что чувствуют какую-то безысходность.

Об отношениях с родными: «Моя семья никогда не относилась ко мне так, будто я инвалид»

– Но ты вырвалась из этой безысходности. Как у тебя получилось?

– Не знаю. Наверное, мой характер во многом мне помог. Плюс моя семья никогда не относилась ко мне так, будто я инвалид. У меня есть брат, у которого нет никаких проблем со здоровьем, – между нами никогда не делали никаких различий.

Несмотря на то что я много времени проводила в больницах, перенесла большое количество операций, никогда не чувствовала, что ко мне есть какое-то снисхождение со стороны родных. И за это им большое спасибо. Возможно, это тоже сыграло большую роль в моей жизни.

 

View this post on Instagram

 

A post shared by 🌵 (@nadya.sunshine)

Когда от тебя требуют того же, что и от здорового человека, это очень помогает в будущем. Да, многое дается нелегко, с большими усилиями, но во взрослом возрасте кроме тебя самого тебе ведь никто не поможет.

– А как родные относятся к таким долгим путешествиям?

– Отец у меня умер, а мама, конечно же, переживает, но уже привыкла: я же все время возвращаюсь домой. Наверное, она понимает, что на меня невозможно повлиять и изменить мои решения, – я взрослый человек.

– Из-за пандемии теперь меньше получается ездить по миру?

– Да, с пандемией есть сложности в передвижении, но я сейчас этого особо и не делаю: несколько месяцев назад уехала в другую страну – и пока остаюсь здесь, никуда больше не езжу. А весь 2020 год я вообще провела в Беларуси. Не скажу, что сильно скучала без путешествий, – всегда находила чем заняться.

– Куда бы еще хотела отправиться?

– Хотела бы побывать в Латинской Америке, Мексике – это мне тоже интересно. В Африку бы тоже съездила, но одной пока немножко страшно: многие знакомые там путешествуют, и я знаю, что это непросто – много разных сложностей по пути.

 

Падпісацца на навіныПадтрымацьВаланцёрства
Глядзіце таксама
Навіны

Байка ў падарунак

Кнігі

Каково это – быть медсестрой в Гватемале и Никарагуа

Кнігі

«Феминистки получаются из думающих девочек»

Кнігі

Пять лет жизни с ВИЧ: об отношениях с обществом и стереотипах