Актриса о том, каково это – работать в белорусской провинции - Цэнтр "Жывая Бібліятэка"
Кнігі

Актриса о том, каково это – работать в белорусской провинции

Ира – актриса. И сейчас она играет на сцене драматического театра в Мозыре. Поговорили с девушкой о том, чем отличается ее работа в провинциальном городе от опыта, который она успела получить в Минске. Вместе с городским журналом CityDog.by записали ее историю.

Мы встречаемся в офисе культурно-образовательной платформы «Першы крок»: если наша собеседница не в театре, то ее чаще всего можно найти именно здесь. Говорит, благодаря этому месту удалось реализовать уже несколько важных проектов и проявить себя как организаторка.

Но об этом мы поговорим с Ирой позже. А пока – о театре в Мозыре, в Минске, да и в Беларуси в целом.

– Здесь я работаю по распределению: меня не взяли ни в один театр в Минске. Везде, куда я звонила, сказали, что нет мест.

Например, такая ситуация была в Республиканском театре белорусской драматургии (РТБД): очень люблю этот театр и даже играла там, будучи студенткой, в спектакле «Всё нормально», который уже сняли с репертуара. Но для меня в этом театре работы на тот момент не нашлось.

Также я звонила в Купаловский театр – тоже не было мест. В театре кукол актрисы не нужны. В ТЮЗе должна была состояться проба, но в результате сказали, что вакансий нет. В конечном итоге я поехала в Могилев в театр кукол: у меня там даже были пробы. Но мне отказали, потому как я не кукольница.

А так как в Мозыре уже четыре года живет моя мама, то я приехала в местный драматический театр имени Ивана Мележа, поговорила с режиссером – и меня взяли на работу. И вот я здесь уже 8 месяцев.

Про распределение: «Для меня было шоком, что в 21 веке в современный театр тебя могут не взять из-за каких-то стандартов красоты»

– Я родилась и жила до 17 лет в городе Березино Минской области. Потом переехала в Минск, чтобы поступить в университет культуры на отделение режиссуры театра. Но не получилось. Поэтому стартанула с Минского колледжа искусств – пошла на режиссуру обрядов и праздников.

Отучилась там три года, а потом снова пришла в университет и снова на режиссуру театра. И поступила: занималась в театральной мастерской «Студиозы» у мастеров Вячеслава Сащеко и Дины Тытюк.

– Были сложности при поступлении?

– Театром я занималась с 8-го класса школы и, когда стал вопрос о поступлении, выбирала между Академией искусств и университетом культуры. Слышала, что в Академии все по договоренности, поэтому думала, что могу показаться недостаточно талантливой и не поступить, хотя я не знаю, так ли это на самом деле. И решила пойти в университет культуры.

Но и там был такой момент – я поступала в 17 лет, а мне сказали: «Знаете, вы еще слишком молодая – идите поучитесь в колледж». А когда я отучилась в колледже и пришла поступать во второй раз, преподаватели говорили, что у меня уже есть свой багаж опыта – и меня будет сложно переучить.

К счастью, все равно взяли, чему я очень благодарна, ведь во время учебы в университете раскрылась моя характерная сущность актрисы.

А при распределении после вуза столкнулась с тем, что, как про меня сказали, я не подхожу по типажу: не совсем стройная, не совсем красивая, у меня андрогинная внешность, и я не очаровательная. Есть какие-то стандарты красоты, что ли? Для меня это было немного шоком: 21-й век, современный театр – для меня такая позиция непонятна.

– Тебе это прямо в лицо сказали?

– Нет, я об этом узнала через других людей. Но, конечно, эта ситуация меня очень сильно задела.

Я сотрудничала с Центром белорусской драматургии, участвовала в читках, играла в спектакле «Сережа очень тупой» в ОК16 – и никогда не сталкивалась с такими вещами. Там просто такого нет.

Но если это театр, в котором работает режиссер, прошедший советскую школу, то вот что получаем. В Мозыре меня взяли без проблем, никаких вопросов даже не возникло.

Про белорусский театр: «Я зарабатываю 423 рубля»

– Как у тебя складываются отношения с труппой?

– Отлично. Замечательно. Хотя перед тем, как я приехала сюда, у меня был стереотип, что в провинции актеры хуже, чем в Минске. Нет. Они все очень хорошие ребята, я с ними сдружилась.

Мне кажется, многие из них могли бы прекрасно играть в Минске, но у них здесь семьи, жизнь налажена. Да и зарплата в столице примерно такая же – может, ненамного выше. Поэтому они не хотят отсюда уезжать.

– А сколько ты здесь зарабатываешь?

– 423 рубля. Но я же актриса второй категории. У тех, у кого категории повыше, у кого есть премии, стаж, зарплата побольше, наверное. Точно утверждать не могу, мы этот момент с коллегами открыто не обсуждаем.

– Как, на твой взгляд, в Беларуси развивается театр в целом?

– В 2019 году я посетила в Минске 50 постановок. И до этого я считала, что белорусский театр – это «ну, такое». Но, когда я сама начала участвовать в читках, ходить на спектакли, пересматривать весь репертуар РТБД, постановки в ОК16, узнавать прекрасных молодых режиссеров – Корняг, Янушкевич, Богославский, Аверкова, – я увидела совсем другое.

Мне кажется, еще благодаря тому, что появился фестиваль «Теарт», театральная жизнь Беларуси заиграла совершенно новыми красками, появилось много талантливых людей. И я хочу сказать, что театр в Беларуси есть. Вот он есть. Что бы кто ни говорил. У нас есть прекрасные драматурги, и феномен белорусской драматургии – это же потрясающе. Я этого всего не знала.

Например, раньше я хотела поехать работать в Россию – особенно в Екатеринбург в «Коляда-театр». Но, когда узнала, что в Беларуси все так хорошо, решила, что не хочу никуда ехать, хочу работать здесь с этими прекрасными людьми и делать что-то для театральной жизни своей страны.

– Отличается ли наш театр от российского, например?

– Я не хочу сравнивать. Белорусский театр другой. В России свой театр, более классический (хотя, возможно, я попадала именно на такие постановки). Просто белорусы в принципе другие – они отличаются от россиян.

– Тогда другой вопрос: вовлечен ли белорусский зритель в театральную жизнь или он пока не понимает, что происходит?

– Мне кажется, что уже понимает. Ведь не зря тот же ОК16 всегда собирал полный зал, когда невозможно было достать билеты. Или РТБД, или театр кукол.

Просто, мне кажется, некоторые театры воспитали своего хорошего зрителя, который идет на глубокие и серьезные постановки. Но, конечно, есть все еще и тот зритель, которому нравятся комедии.

Например, возьмем РТБД: у него в репертуаре есть разные постановки – и серьезные, и те, где можно посмеяться. Но есть другие театры, в которых на 50% показывают только комедии. Просто в Минске проще выбрать театр исходя из твоих предпочтений. Здесь, в Мозыре, сложнее. Лично мне нравится пострадать и поплакать. А мозырский зритель в основном любит посмеяться – его просто так воспитали.

В целом считаю, что не нужно бояться: если сразу на серьезные, экспериментальные постановки будет ходить 20 человек, то потом их придет 100. Это все делает театр – режиссер, актеры, драматурги.

– За кем сейчас стоит следить из режиссеров или драматургов? И на какие постановки стоило бы сходить?

– Очень советую в РТБД посмотреть «Шлюб з ветрам»«Бетон»«Гэта ўсё яна». Знаю, что в театре кукол в конце апреля выходит спектакль «Записки юного врача» Булгакова: уверена, что это будет прекрасная работа. Еще совсем недавно состоялась премьера спектакля «Остаться нельзя уехать» Дмитрия Богославского – он для меня солнце белорусской драматургии.

В ТЮЗе появились очень крутые постановки по произведениям белорусских поэтов – Богдановича, Пашкевич, Гениюш (я, правда, сама их еще не видела, но точно знаю, что они классные): «Сны аб Беларусі»«Палёты ўдваіх» и другие. Мне вообще кажется, ТЮЗ сейчас стал очень интересным и востребованным театром, за последнее время он немного изменился.

Про культурную жизнь в провинции: «Первое время могло быть так, что в зале сидело всего 15 человек»

– Какие были первые мысли, когда поняла, что придется работать в провинциальном городе?

– Я просто понимала, что в Минске мне нет места. Да, можно было найти преподавательскую деятельность, но я знала, что не хочу этим заниматься, поэтому для меня цель была распределиться именно в театр – и все равно в какой.

Мне было тяжело. Очень тяжело. Мой родной дом находится в Березино – и до него теперь 400 километров: там папа, брат, племянники. Но сейчас ездить туда у меня получается примерно раз в два месяца.

Я сразу знала, что еду сюда только на два года вне зависимости от того, что у меня здесь произойдет. Точно знаю, что для своей работы провинцию больше не буду рассматривать. Как-то ездила на две постановки в Гомельский молодежный театр: мне он очень понравился, как и их труппа и репертуар.

Думала, что можно пойти после распределения туда или даже попробовать перераспределиться. Но как-то нет, не хочу. Хочу быть в центре Беларуси, чтобы мне было одинаково близко до всех родных.

– С какими проблемами столкнулась в Мозыре?

– Активно в репертуаре театра я особо и не участвую – у меня в месяц стоит примерно по три спектакля: играю и в детских, и во взрослых постановках. И меня это вполне устраивает, ведь я могу совмещать это с работой на платформе «Першы крок».

Дело в том, что театр только прошлым летом открылся после реконструкции: в 2013 году там произошел пожар, поэтому долгое время постановки показывали в местных дворцах культуры.

А потом еще Беларусь накрыла вторая волна коронавируса. Поэтому первое время могло быть так, что в спектакле, например, занята вся труппа (это примерно 24 человека), а в зале сидит всего 15 человек. Конечно, в таких условиях играть очень сложно. Но сейчас на премьеры или в выходной день людей приходит больше.

В целом лично мне кажется, что у нас сейчас как-то слишком часто ставят спектакли. Например, взрослые постановки зачем-то проходят еще и по четвергам: в эти дни зрителей совсем немного.

– Руки не опускаются, когда видишь почти пустой зал?

– Когда я начала здесь работать, со мной случилась очень странная вещь: я перестала волноваться перед выходом на сцену. Я подумала тогда: «Блин, со мной что-то происходит, Ира. Это ненормально. С этим надо что-то делать». Но сейчас волнение потихонечку возвращается, и мне уже спокойнее: значит, все делаю правильно.

Ведь еще Станиславский говорил, что актер, который не волнуется, уже не актер, закончилась карьера. Поэтому для меня это было чем-то очень странным, никогда раньше такого не было.

– Как в городе в целом развита культурная жизнь?

– Если честно, мне сложно сказать. Но, по моим наблюдениям, театр не пустует, люди ходят на постановки. Да, возможно, что-то происходит во дворцах культуры, которых здесь очень много, – Масленицы, Дни города: я стараюсь туда не попадать, мне не нравятся такие мероприятия.

Но разница в театральной жизни провинции и театральной жизни Минска чувствуется – и очень сильно.

– В каком плане?

– В плане пьес, которые ставятся, жанров, экспериментов. Здесь я пока каких-то экспериментов не встречала.

– А ты сама предлагала свои идеи, как разнообразить репертуар?

– Я предлагала привезти в Мозырь режиссера, который смог бы поставить экспериментальную постановку. Но мне сказали, что есть план на год – и из-за этого мы не можем его сюда сейчас пригласить. Хотя, как я поняла, театр был бы не против.

А с большего личную инициативу, наверное, не хочу проявлять: я молодая актриса, к тому же еще и не из этого города. Мне кажется, что, если я буду слишком активной, на меня будут косо смотреть (хотя, возможно, это и не так).

Да и зачем? Тем более есть платформа «Першы крок», где я могу делать все, что захочу.

– Что именно?

– Начну с того, что про «Першы крок» я узнала еще до приезда сюда: активно искала людей из Мозыря, с которыми могла бы познакомиться, пообщаться. И так вышла на Аню Палей, руководительницу платформы, – у нас в Facebook были общие друзья.

Потом написала ей, сказала, что скоро приезжаю в город, и она пригласила меня заходить к ним на коворкинг. Сама я здесь уже провела вечер белорусской поэзии, привозила Настю Василевич, руководительницу Центра белорусской драматургии, – она читала здесь лекцию. А еще мы открыли курсы «Мова нанова» – я выступаю организаторкой. Мне нравится, что здесь я могу реализовывать свои организаторские способности.

Представь, я приехала в Мозырь после 7 лет учебы в Минске, где все было постоянно в бешеном ритме. Здесь время замедлено – и это очень ощущается. Поэтому классно, что я в «Першым кроке» могу что-то делать.

– Что бы ты сделала в первую очередь для «воспитания» зрителя, будучи руководительницей театра в провинции?

– Я бы привозила минские постановки, приглашала молодых режиссеров. Конечно, сначала ходило бы мало зрителей, но уверена, что сарафанное радио бы сработало – мы же говорим про маленький город.

Фото: Павал Хадзінскі для CityDog.by.

Падпісацца на навіныПадтрымацьВаланцёрства
Глядзіце таксама
Кнігі

«Зависимый психолог» рассказывает, как перестал употреблять

Кнігі

Радикальная феминистка о проституции, феминитивах и алиментщиках

Навіны

Мы супраць ціску на студэнцкі рух

Навіны

Байка ў падарунак