«Ой, снег хрустит! А в этом мешке есть подарки – их можно достать?» – интересуется маленькая девочка в желтом платьице, водя рукой по странице из книги о маленьком Деде Морозе. Она улыбается тому, что на ней «видит», и, услышав ответ на свой вопрос, продолжает с упоением «читать» дальше. Девочке восемь лет, и она с рождения практически ничего не видит.  В 2015 году в Минске появились «Тактильные книги» для детей с особенностями зрения и не только для них, об этом подробнее в материале интернет-журнала о Минске CityDog.by.

Этот благотворительный проект возник на стыке интересов двух инициатив: «ЗаЧтение» (популяризация современной художественной литературы) и «Мивия» (создание макетов зданий для людей, которые не видят), а также на их желании поработать вместе. Позже к проекту подключилась Научная библиотека БНТУ.

В 8 утра в Научной библиотеке БНТУ еще темно и пустынно. Только на втором этаже горит свет, и там нас уже ждут Виктория и Ольга – организаторы «ЗаЧтение» и «Тактильных книг». Кстати, именно здесь и собираются волонтеры, которые по несколько часов в неделю в течение года трудятся над созданием книг.

Девушки удивляют с первой минуты общения, ставя на стол большую коробку. Оказывается, это и есть тактильная книга.

Книга-коробка — это вообще как?

– Как вы представляете себе дом? – спрашивает Виктория, переводя внимание от коробки.

– Квадратик и треугольник.

– Точно, еще труба и выходящий из нее дымок. А если задать этот вопрос человеку с особенностями зрения, то он скажет, что это… ручка. Ведь он понимает, что пришел домой, когда берется за дверную ручку.

И в тактильных книгах практически все так и работает. Вот только когда мы шили первую – «Истории о маленьком кролике» Кати Толстой, – желание сделать копию книги перевесило все остальное. Поэтому сшили мы ее неправильно. При этом, конечно, консультировались со специалистами и прочли все, что только могли, о том, как это делать.

– Но, так как мы шьем книги не для того, чтобы их выдавать на руки, а просто для чтения, все равно позволяем себе некоторые ошибки, – продолжает Ольга. – Например, нельзя изображать людей или животных в профиль. А если по-другому не получается, у них должно быть по две руки и ноги, по два глаза и уха.

В большинстве случаев наш главный персонаж изображен в странной позе, а это тоже недопустимо. Так что мы создаем его в объеме и даем перед началом чтения потрогать детям, чтобы они понимали, о ком идет речь. Ведь заяц в куртке и с частью зонтика, летящий головой вниз, – это unreal.

Мы столкнулись с еще одной проблемой: наша первая книга сшита как книга, что тоже не совсем подходит для дальнейших совместных чтений. Когда мы ее читаем, то рассказываем какую-то историю, что для детей с особенностями зрения не так уж и важно, так как у них есть тактильный голод и им хочется скорее книгу прощупать.

Поэтому вторую книгу мы сделали по принципу «история из коробки». То есть отшили ее постранично. Страницы хранятся в коробках, а во время чтения их по очереди дают детям. Сделана книга по всем правилам и нормам: сшита, а не склеена, без колющих и режущих элементов, а также тех, которые можно оторвать, съесть и так далее. Она выдерживает стирки – и целая куча детей ее еще не убила.

Для своих тактильных книг мы выбираем современную детскую литературу, в которой изображение играет с текстом равноправную роль, и каждый из этих элементов несет свою информацию. Ее родители и дети воспринимают по-разному – в этом и состоит гениальность современной детской литературы.

А как долго делать такую книгу?

Виктория: Свои книжки мы шьем очень долго, потому что делаем это вместе с волонтерами, а не самостоятельно. Когда только запустили проект, привлекали к созданию «тактилок» еще и родителей с детками, причем не только с особенностями зрения.

Процесс шел очень медленно – приходилось многое переделывать. Поэтому сейчас мы отшиваем книги только с волонтерами. Но, если захотят присоединиться семьи, всегда будем рады.

Как делают тактильные книги

• Для начала из современных детских книжек выбирается та, которую и будут адаптировать для детей с особенностями зрения.

• Когда выбор сделан, мастер книги создает ее макет.

• После этого подбираются материалы – они должны быть натуральных цветов, контрастными и хорошо стираться.

• Прежде чем сшить все 4 экземпляра, каждую отшитую страницу тестируют дети с особенностями зрения.

• Только после этого набираются волонтеры, которые помогают отшивать книгу целиком и несколько дополнительных ее экземпляров.

Подробнее об этом вы можете узнать из видеоуроков «Школы тактильных книг» и даже попробовать сшить тактильную книгу дома, передав ее затем в библиотеку. Ведь детей с особенностями зрения очень много, а тактильных книг – очень мало.

Ольга: На пошив одной страницы в среднем уходит около 12 часов. Собираться вместе с волонтерами часто не получается, поэтому всю книгу делаем небыстро. Так, первую мы шили год, на создание второй ушло два года – она есть в четырех экземплярах, то есть коробках.

Конечно, мы не можем отшить все страницы, поэтому выбираем наиболее значимые. Лучше всего делать книгу из 4-5 страниц, потолок – 6. У нас же во второй книге их десять – это очень много, дети устают.

Все книги хранятся в Научной библиотеке БНТУ, на дом не выдаются.

Все понятно. А как «тактилку» читают детям?

Знакомят детей с тактильными книгами инициаторы проекта во время инклюзивных чтений. Их они организовывают сами, размещая соответствующее объявление в группе, или проводят в школах, детских домах, библиотеках и других организациях по их приглашению. «Тактильные книги» уже побывали в Молодечно, Бресте, Барановичах, Гомеле и Гродно.

Проводятся инклюзивные чтения для небольших групп – до 8 человек, – в которых есть как детки с особенностями, так и без. Они садятся парами. Один из организаторов проекта читает бумажную книгу, а малыши в этом время страница за страницей исследуют ее тактильный вариант. За каждой парой стоит взрослый, который в случае чего объясняет непонятные моменты.

Кроме того, перед началом чтения с детками оговариваются его правила, чтобы они понимали, что «книга к ним вернется». Ведь сразу после чтения – оно длится минут 20 – идет обсуждение книги, во время которого ребятам возвращают страницы для более внимательного изучения.

Ольга: Когда мы только задумали инклюзивные чтения, были «поглощены» утопической идеей. Нам казалось, что здоровые дети будут читать обычные книги (специально приобрели для этого около 10 экземпляров бумажной версии), а ребята с особенностями зрения – тактильные. Ничего подобного: ни один ребенок не будет читать простую книгу, если есть «тактилка».

Детям с особенностями зрения они нравятся, так как у них есть «тактильный голод». Ведь если книгу, выполненную шрифтом Брайля, можно найти в библиотеках, то тактильные появляются благодаря чей-то инициативе. Поэтому для детей такие книги, возможность их прочесть – целое событие.

Для них тактильные книги – ожившая история. И я даже не уверена, что они воспринимают книгу как книгу. Скорее, как игрушку с сопровождением. Но это спорный момент, потому что детей об этом мы никогда не спрашивали.

Нужно сказать, что работа с детьми строится всегда по-разному, потому что они не похожи друг на друга. Мне, например, запомнился мальчик лет 8-9 из Молодечно, который смотрел, как именно помогает взрослый другой паре, а затем самостоятельно объяснял своей соседке – тотально слепой девочке лет 13-14, – что изображено на страницах.

Виктория: А мне запомнился мальчик из Гродно. Обычно в конце чтений мы рассказываем ребятам о трудностях, с которыми столкнулись во время создания книги, о деталях, за которые нам было особенно страшно, что кто-то их не поймет.

И вот этот мальчик тогда переспросил: «Что вы думали, что будет непонятно?» Мы ему рассказали, он прощупал эти детали и серьезно сказал: «Все нормально, оставляем!» И вот это его одобрение было приятным, запомнилось.

Ольга: А еще мы составляем список художественной литературы, в которой главный герой не такой, как все, с инвалидностью или с другими особенностями. Сегодня появляется все больше и больше книг с особыми героями.

Для привлечения внимания общественности такие книги называются «инклюзивной литературой», литературой «включения». Но, как нам кажется, эти термины со временем должны сойти на нет, потому что если мы все стремимся к миру, в котором люди не будут больше разделены на группы, то почему истории должны быть разделены?

Список «Обычные книги про необычных детей» — как для самих детей с особенностями (потому что каждый заслуживает быть героем книги!), так и для всех остальных. Ведь наши дети не каждый день встречают детей с инвалидностью. А когда встречают, то начинают громко что-то спрашивать у мамы, мама их одергивает – все вы, уверена, видели похожие ситуации.

Виктория: В работе с такими книгами есть своя сложность: родители, узнав, что там главный герой умирает, употребляет наркотики и так далее, не соглашаются читать их детям. Но, во-первых, у детей иное восприятие, чем у взрослых, – оно проще. Во-вторых, прочитав про те же наркотики, дети не начнут их употреблять.

Ни одна художественная книга, хорошая она или плохая, не призывает к чему-то плохому. Она просто позволяет стать героем книжки, получить тот или иной опыт. Это поможет ребенку легче пережить то, о чем он прочитал, в реальности. Потому не надо бояться «сложных» книг, а нужно дать их ребенку в подходящий момент. Чтобы сработали в голове маркеры, что он это прожил и знает, как действовать, – и он пойдет дальше.

То же самое касается и людей с особенностями. Прочитав о них в книге, ребенок будет знать, что это простой человек, но с какой-то особенностью – а у кого их нет? И, кстати, практически все книги из списка позитивные, несмотря на серьезные темы, которые там поднимаются.

Ольга: Еще одно направление нашего проекта – громкие чтения. Их мы проводили на книжных фестивалях, в библиотеках и так далее, сейчас – в Научной библиотеке БНТУ. Читаем только современные книги, сидя на подушках, – сцены нет. На чтениях присутствуют и дети, и их родители. Но не больше 10–12 человек.

По времени громкие чтения занимают от 20 минут до 1,5 часа. Все зависит от аудитории. Есть те, кто готов читать или слушать книгу долго, а есть «непоседы». Поэтому перед началом чтения мы всегда обращаем внимание на то, что каждый может встать и походить.

У каждого чтения есть своя тема, под которую подбираются соответствующие книги. Одна из них – сложная, немного «на вырост». Это «подтягивает» аудиторию. Другие книги могут быть попроще. С помощью некоторых мы даже играем.

Виктория: Объединяет все направления деятельности нашего проекта фестиваль «Город и Книги». В этом году в его рамках мы собираемся сделать отдельную секцию по инклюзивной литературе и пригласить специалистов, которые знают и могут рассказать про нее больше, чем мы.

Здорово! А кто за всем этим стоит?

Когда-то команда проекта «ЗаЧтение» состояла из двух человек — Ольги и Виктории. Девушки работают в Научной библиотеке БНТУ, до этого трудились в детских библиотеках. Сменив направление, они все равно решили продолжить заниматься литературой для самых маленьких, для чего и создали проект «ЗаЧтение».

Постепенно к нему присоединились и другие любители детской литературы. Некоторые проекты девушки стали осуществлять совместно с Научной библиотекой БНТУ. Параллельно с этим формировалась команда фестиваля «Город и Книги», которая сейчас активно сотрудничает и с командой «ЗаЧтение».

Например, теперь в команде есть Юлия Кучинская, мастер и идейная вдохновительница второй книги, отвечающая за иллюстрации; Наталья Медведь – обозревательница детской художественной литературы; Анна Терехович  мастер новой книги; Ольга Ременица, которая ведет соцсети; Екатерина Ермолович, отвечающая за пиар и связи с общественностью, и Виктория Шевцова, благодаря которой проекты технически оснащены.

Ольга: У нас много помощников, и у каждого из них свой кусок работы, которая не оплачивается. Все на волонтерских началах. Поэтому люди, которые все это делают, «сумасшедшие». При этом мы не даем объявлений о том, что ищем волонтеров. К нам приходят сами – и остаются. Кого-то «находим» на громких чтениях, кого-то – на фестивале «Город и Книги».

Например, Юлия Кучинская принесла нам для фестиваля куклу, сшитую по книге Анны Гавальды «35 кило надежды». Понятно же, что человек – такой же «придурок», как и мы, если у него случайно дома оказалась такая кукла. И вот Юлия принесла нам куклу – и втянулась. Помимо того, что она мастер книги, она еще и три года была куратором выставки «Улыбчивые Чуда».

Ольга: Финансирования у нас нет – нам просто везет на хороших людей. Но мы надеемся, что в скором времени поддержка появится. Пока же для нас самое главное – рассказать о том, что есть такие проекты, как «Город и Книги» и «Тактильные книги».

И немного о планах на будущее

Сейчас команда проекта «ЗаЧтение» работает над созданием третьей тактильной книги – «Малыш и чудовище» Маркуса Зауэрмана, – в которой главной герой – мама, превратившаяся в «монстра» из-за развода. В скором времени все желающие смогут присоединиться к работе над ней.

А еще в планах команды – создание универсальных книг, которые могли бы читать и дети с особенностями зрения, и дети с аутизмом, проблемами слуха или другими особенностями.

Для детей с особенностями выпускают книги, написанные с помощью мировой системы пиктограмм. Например, эту «Белоснежку и семь гномов» издали в Украине. Ольга и Виктория хотели бы, чтобы такая появилась и на белорусском языке.

Поддержать проекты «Тактильные книги» и «ЗаЧтение» или присоединиться к ним можно здесь.

Материал создан вместе с Центром «Живая Библиотека» и Офисом европейской экспертизы и коммуникации. Если вы знаете о других инклюзивных практиках, дайте нам знать.

Фото: Павал Хадзінскі для CityDog.by; а также zachtenie.by.