Строитель – о работе в Европе, заказчиках и стереотипах - Цэнтр "Жывая Бібліятэка"
Кнігі

Строитель – о работе в Европе, заказчиках и стереотипах

24-летний Дмитрий – строитель: он занимается укладкой паркета. Говорит, многие до сих пор считают, что в этой сфере работают только необразованные люди. Городской журнал CityDog.by вместе с Центром “Жывая Бібліятэка” в рамках поддерживаемой Евросоюзом недели «Твоё профессиональное образование», записали его историю: о работе в Беларуси и Европе, преподавательском опыте, современных заказчиках – и о стереотипах, конечно.

– В деревне в Логойском районе, где я вырос, жил мужчина, у которого была столярная мастерская: в детстве я постоянно там зависал, – рассказывает Дмитрий, – Он меня многому научил: было очень интересно строгать, пилить – с тех пор я полюбил работать с деревом. А вот плитка – это не мое.

О том, как пришел в профессию, и о работе в Европе: «Три раза пришел на работу пьяным  дадут штраф в 1000 евро и депортируют»

После 9-го класса Дмитрий планировал поступить в машиностроительный колледж, но не получилось: не прошел по баллам. Хотел вернуться в школу, однако знакомая рассказала, что в 12-м строительном лицее в Минске при поддержке немецкого концерна Uzin Utz AG открывается новая специальность «Укладчик напольных покрытий». Мол, почему бы не попробовать поступить туда?

– Отучившись в лицее, я поступил в индустриально-педагогический колледж, получил среднеспециальное образование и пошел на заочное в Брестский технический университет. Но студентом побыл ровно одну сессию: как раз в это время я собрался ехать работать за границу, решил бросить учебу.

Вообще я изначально не считал, что мне так уж сильно нужно высшее образование, и на сегодняшний момент мне достаточно тех знаний, которые у меня есть. Я не чувствую комплексов из-за отсутствия «вышки».

– Как вам удалось устроиться на работу в другой стране? И чем вы там занимались?

– Все говорят, мол, ПТУ – это так себе образование. Но лично я очень благодарен учебе там за то, кем я стал. Директор представительства Uzin Utz AG в Беларуси Иван Рак был очень заинтересован в качественном обучении, и так получилось, что я смог проявить себя: меня заметили и стали выдвигать на конкурсы паркетчиков и плиточников.

С Иваном мы остались в дружеских отношениях, и, когда закрыли представительство Uzin Utz AG в Беларуси, он уехал работать за границу. После окончания колледжа я от него получил предложение поработать в Европе: полгода был в Литве и еще полгода – во Франции.

– А сильно ли отличается работа в строительной сфере в Беларуси и Европе?

– В Беларуси я не работал в составе больших компаний – у меня есть только опыт ИП. Но все равно могу привести несколько примеров. В Литве я трудился в строительной фирме: например, там проще работать в плане оборудования, а еще совсем другие нормы техники безопасности (если у нас по стройке ходят строители в сланцах, то там за такое получишь штраф).

А во Франции у меня была немного специфическая работа – наша компания занималась укладкой плитки на круизных лайнерах. Многие, наверное, удивятся, но примерно 70% всего покрытия на таких кораблях – это именно плитка.

И вот там уже требования к качеству выполненной работы и технике безопасности намного серьезнее. Например, если ты пришел на работу в состоянии алкогольного опьянения, первый раз тебя отстраняют от обязанностей и выносят предупреждение, второй раз – штраф 500 евро, третий раз – штраф 1000 евро и депортация, если ты не местный (или увольнение, если местный).

Плюс на рабочую площадку тебя не пустят без специальной обуви – за это просто могут выгнать. А еще рабочий день там длится не 8 часов, как у нас, а 10.

– Белорусские профессионалы в сфере строительства уступают европейским?

– Знаете, сейчас, в век технологий, научиться чему-то не составляет труда, если ты этого действительно хочешь. Профессионалом лишь бы кого не назовут – это человек, который постоянно развивается. Так что не могу сказать, что есть большая разница между белорусами и европейцами.

Здесь, наверное, стоит сказать спасибо скорее производителям того же паркета, оборудования – они заинтересованы в максимальном охвате. Поэтому в Минске регулярно проводятся бесплатные семинары, на которых мы изучаем новые технологии: просто приезжайте, учитесь, пробуйте. Отмечу, что у нас довольно высокий уровень профессионализма среди мастеров.

В целом, работая за границей, заметил, что там у работодателей очень ценятся белорусские мастера: мы дотошные, спокойные и трудолюбивые.

– Не планируете снова уехать?

– Нет, пока таких планов нет: здесь моя семья, к тому же у меня скоро свадьба. А раньше, признаюсь, были такие мысли.

О работе преподавателем: «Мне так и говорили: У нас друзья вашего возраста, а вы нас будете здесь учить?»

Дмитрий признается, что и в лицее, и в колледже ему очень повезло с коллективом: даже сейчас со многими из них он поддерживает общение.

– Мы всегда друг другу помогали, у нас всегда был самый высокий балл в учебном заведении – в группе учились умные ребята. В общем-то, мы до сих пор общаемся: кто-то после учебы поступил в университет, а кто-то (как и я) пошел работать преподавателем.

После того как я вернулся из Европы в Минск, занялся поиском работы: не знал, куда пойти. Так получилось, что в лицее работал мой педагог, с которым мы после учебы хорошо общались: я его спросил, нужен ли им мастер. Учитывая мой опыт работы, участие во многих конкурсах и большой багаж знаний, который я могу передать младшим ребятам, меня взяли преподавателем.

Вышел на работу в октябре, взял себе группу, но не успел их выпустить – через 2,5 года решил уйти из лицея. Скажу, что преподавать было довольно тяжело: во-первых, все дети очень разные, во-вторых, мне самому тогда был всего 21 год, а моим ученикам – по 15. Первое время они мне так и говорили: «У нас друзья вашего возраста, а вы нас будете здесь учить?»

Но как-то удалось переломить этот момент, найти общий язык. Наверное, здесь в первую очередь нужно пробовать установить с детьми контакт: например, им было стыдно меня в чем-то подставить. Да, были те, кому все равно, но большинство все-таки уважительно относилось.

Принято считать, что у подростков, которые уходят из школы после 9-го класса, есть какие-то сложности с учебой. У нас тоже были такие ребята, с которыми в этом плане оказалось нелегко. Как-то раз один парень мне говорит: «Я вообще поваром хотел быть». Спрашиваю его: «Чего тогда ты сюда пришел учиться?» А он: «Здесь просто УПК поварское было: думал, заодно и поваром стану». Другие же, наоборот, брали меня в пример: «Хотим как вы».

Об участии в конкурсах: «Люди с барабанами и дудками, как на футбольном поле, – а ты в центре всего этого»

Еще во время учебы в лицее Дмитрия стали выдвигать на участие в различных конкурсах профмастерства. Один из первых конкурсов в его опыте проходил в Познани на базе ежегодной строительной выставки: тогда парень занял третье место.

– А когда я учился курсе на третьем, в Беларуси впервые проходил конкурс Worldskills. И так получилось, что конкурсант, который должен был участвовать по специальности «Облицовка плит», заболел.

Хоть моя специальность с той вообще никак не связана, мне все равно предложили поучаствовать – мол, руки из правильного места растут, справлюсь. У меня было две недели на подготовку: с утра до вечера проводил время в мастерской – и занял первое место в городском этапе.

Затем поехал на республиканский этап конкурса, где было очень много сильных ребят, – такого успеха я уже не смог достичь. Подумал тогда, что, наверное, с Worldskills на этом будет все. Но, когда пошел учиться дальше, выяснилось, что организатором республиканского этапа конкурса является именно мой колледж.

Вышло так, что заместитель директора по профподготовке предложил мне пройти отбор на конкурс стран Евразийского содружества. Я решил попробовать, и у меня получилось стать одним из участников: помню, очень много времени ушло на подготовку, в колледже не появлялся почти два месяца – было сложно нагонять пропущенный материал. Правда, на самом конкурсе снова не было успеха.

Но, когда проходил второй республиканский этап конкурса Worldskills, мне сказали, что я буду участвовать без промежуточных этапов. И здесь уже благодаря всему багажу опыта и знаний, который я накопил за время учебы, республиканский этап в этот раз показался мне очень простым – и мы выиграли.

А потом началась подготовка к чемпионату мира по профессиональному мастерству в Абу-Даби, который проходил в 2017 году. Среди 26 команд мы заняли 16-е место: считаю, что это тоже неплохо, учитывая, что участвовали первый раз.

На старте ты вообще еще не понимаешь, что происходит: после первого дня соревнований идешь к своему рабочему месту и по дороге замечаешь, как выполняют задания твои соперники… Это такое напряжение. Да и группы поддержки приезжают очень большие.

– Как вообще проходят такие конкурсы?

– За несколько месяцев участники чемпионата мира получают задания для ознакомления. Дальше идет активная подготовка – ты буквально живешь этим. А когда соревнование стартует, в эти задания вносятся изменения в объеме 30%: они становятся либо сложнее, либо легче. Интересно, что во время чемпионата участник и эксперт, который его сопровождает, не имеют права общаться между собой: их заселяют в разных частях города, они не могут переписываться или разговаривать в мессенджерах – все очень строго.

Задания тоже довольно сложные. Это не просто собрать ванну, а, например, из цельной плитки сделать рисунок: на одной стене – герб страны, на второй – три башни, на полу – цифры «2017». На все это дается 22 часа: работаем три дня по 6 часов и один – четыре. Плюс за это время надо было сделать стяжку на пол и полностью все зафуговать. А еще стоит учесть, что в Абу-Даби очень высокая влажность, при которой кондиционеры не сильно спасали.

Но больше всего в чемпионате мира запоминаются, наверное, последние минуты: когда уже заканчивается 22-й час работы, вокруг компетенции собирается огромное количество людей с барабанами, дудками, как на футбольном поле, – а ты в центре всего этого. Это что-то невероятное.

О заказчиках: «У меня такой дорогой паркет, а вы придете – и все по*ерите»

– Сейчас я работаю паркетчиком со своим напарником – он же был в свое время моим мастером, который меня учил, а впоследствии забрал к себе. И, надо сказать, часто сталкиваюсь с самыми разными стереотипами: что строители необразованные, оставляют после себя много мусора, с ними всегда у заказчиков недопонимание…

Согласен, есть такие люди, но, мне кажется, это скорее мастера старой школы, сейчас же такое встречается все реже. Правда, опыт работы в ИП показал, что действительно частенько после строителей остается беспорядок и некачественная работа. Но мы стараемся менять эту тенденцию: после нас заказчики остаются довольны, оставляют хорошие отзывы, а со многими мы до сих пор общаемся и дружим.

Даже сами учителя негативно настраивают детей: представьте школу, а через дорогу от нее – строительный лицей. Педагоги так и говорят: «Будешь плохо учиться, пойдешь вон туда». Но все очень сильно зависит от человека: если ты сам по себе не очень, то, будь ты даже банкиром, лучше бы не стал. Ну и если человеку не нравится то, чем он занимается, хоть супердорогое оборудование ему дай, обучай – ничего не выйдет.

Еще приходится сталкивается с недоверием со стороны заказчиков из-за возраста: пришли молодые ребята – что они могут сделать? Мол, у меня такой дорогой паркет, а вы придете – и все по*ерите. Но мне нравится, когда есть такие сложности, – так даже интереснее: пытаешься найти выход из ситуации, наладить контакт с человеком. Пока нам это удавалось.

Однако бывает и такое: приезжаешь к заказчику – и уже с первых минут общения понимаешь, что не стоит с ним работать. Говоришь ему одно, а он тебе в ответ: «Так неправильно, я лучше знаю, как надо». Если это напрямую нарушает технологический процесс, то зачем рисковать? Просто в такой ситуации отказываемся от работы.

– А в плане оплаты заказчики не пытались вас обмануть?

– У меня такого опыта не было, но слышал много историй от коллег, когда за работу могли недоплатить несколько тысяч долларов. Но, знаете, у любого специалиста есть база заказчиков, которой он может поделиться с коллегами: заранее предупредить, что вот с таким-то человеком нужно быть осторожнее, с ним были неприятные ситуации.

Единственное, в нашей практике были моменты, когда сильно задерживали оплату, постоянно обещали отдать «завтра». Казалось, что все, денег не видать. Поэтому приходилось каждый день напоминать о себе – но, к счастью, все заканчивалось хорошо.

– Сколько сейчас стоят услуги паркетчика?

– В среднем цена начинается от 8$, если есть какие-либо нюансы. Ну и конкуренция по Минску довольно большая – но такого, чтобы шла борьба за заказчика, нет. Мы все друг друга знаем, общаемся и с коллегами из других стран – Польши, России, Австралии, Америки, делимся друг с другом опытом и встречаемся на обучающих семинарах.

Я считаю, что дело не в профессии, а в самом человеке. У нас принято думать, что раз строитель, то на такой работе не сможешь заработать – только здоровье угробишь. Но среди моих знакомых есть множество примеров, которые доказывают: если ты заинтересован в развитии, то и сам заработаешь денег, и кого-то научишь быть хорошим мастером.

Фото: Павал Хадзінскі для CityDog.by.

Падпісацца на навіныПадтрымацьВаланцёрства
Глядзіце таксама
Навіны

В Борисове впервые прошла Живая Библиотека

Навіны

На передовой. 5 декабря - Международный день добровольцев

Кнігі

Актывізм і ўнутранае лібертарыянцтва

Кнігі

Ядерная физика, секс по телефону, Новинки и автостоп. «Мне за пятьдесят и я только начинаю жить»