Большой репортаж из минской инклюзивной кофейни - Цэнтр "Жывая Бібліятэка"
Інклюзія

Большой репортаж из минской инклюзивной кофейни

Директор Вася Павликов, , у которого синдром Дауна, и активист-колясочник из Лиды Саша Авдевич поднимаются в инклюзивную кофейню на лифте.

CityDog.by рассказал об открывшейся в середине мая в самом центре Минска, на Романовской Cлободе, 8, кофейне. «Окей, в городе каждый месяц появляются новые заведения», – скажете вы. Но такие, как «Инклюзивный бариста», точно нет.

Мы приехали в кофейню около трех часов дня. И еще не успели к ней подняться, как на улице у входа встретили автора проекта – активиста-колясочника из Лиды Сашу Авдевича и директора Васю Павликова, у которого синдром Дауна.

Ребята были в работе – устанавливали колонку у здания «Белагропромбанка», в котором, собственно, и находится «Инклюзивный бариста». Теперь кофейню точно не пропустишь – вас будет вести к ней музыка (и бесплатный Wi-Fi, который здесь тоже скоро будут щедро раздавать).

Вот и автор проекта «Инклюзивный бариста» Саша Авдевич (справа) и директор кофейни Вася. Саша объяснил, чем зацепило именно это место: наличие лифта и туалетов, приспособленных для людей с инвалидностью.

Почему в Минске пошло, а в Лиде – нет: «Где бизнес – там деньги, а где деньги – там нет интереса к инклюзии»

Когда работа была сделана и колонку спрятали под огромным стаканчиком, решили подняться в «Инклюзивного бариста» и продолжить разговор там. Мы пошли по лестнице, а Сашу на лифте забрал Вася.

Вообще, новая (не только для Минска, но и для всей Беларуси) кофейня – это логическое продолжение школы «Инклюзивный бариста». Она заработала в 2018 году: команда ездила по городам страны и обучала людей с инвалидностью профессии бариста.

– Сейчас у нас в кофейне работают три человека: бариста Наташа, бариста Витя и директор Вася, – говорит Авдевич. – Правда, Витя у нас официально не трудоустроен – он обычно подменяет Наташу: мы его тренируем для второй нашей точки, которая откроется тоже в центре Минска.

«Инклюзивный бариста» – это кофейня, которая создана и приспособлена для того, чтобы обслуживающему персоналу – людям на инвалидных колясках – здесь было удобно работать. Например, человек в полный рост не смог бы целый день у нас полноценно и комфортно делать кофе.

Обучиться профессии могут все: люди с нарушением и зрения, и слуха, и опорно-двигательного аппарата. Но, учитывая такую огромную тусовку колясочников и тот факт, что мы специально приспосабливаем под себя помещение, просто нет возможности дальше адаптировать место под всех.

– Слышала, что в Лиде тоже работала такая инклюзивная кофейня. Это был твой проект?

– Там их было даже две: одна моя, а вторая принадлежала другим ребятам, которым мы помогали сделать рабочую среду.

Но все не увенчалось успехом. Прежде всего, это бизнес, а где бизнес – там деньги, где деньги – там со старта нет достаточного интереса к инклюзии, но есть экономический интерес. И, пока последний не достигает какого-то стабильного плато, ни один бизнес не возьмется за это.

Но в Минске нам повезло: мы запартнерились с банком, нам предложили хорошие условия аренды, плюс у нас была отличная пиар-кампания и друзья, которые помогали стартануть. Более-менее мы начали вытягивать эту идею и превращаться в инструмент, который может сам себя содержать и обеспечивать.

При этом люди с инвалидностью здесь работают не потому, что получают от государства дотации: мы от государства ничего не получаем, хоть и пытались, писали. Но там такая жесткая бюрократия, что проще все сделать своими силами и на собственные деньги.

Сейчас, если вы хотите выпить кофе на месте, вам сделают его в керамической кружке, а навынос – в бумажном стаканчике. Но Саша говорит, что в скором времени в кофейне должны появиться термокружки, которые при заказе кофе можно будет взять бесплатно. Получается, «Инклюзивный бариста» не только про инклюзию, но и про экологию.

Почему тут классно работать: «Я все делаю сама»

В кофейню мы попали на смену Наташи – тут она работает с открытия и хорошо знает, как продвигаются дела. Говорит, за три месяца видны неплохие результаты: каждый день заходит несколько десятков посетителей, плюс сформировалась клиентская база – пусть и небольшая.

– Я выпускница самой первой группы школы, – говорит Наташа. Сейчас девушке 25 лет: с помощью инвалидного кресла она передвигается с самого детства – у нее аномалия развития спинного мозга и позвоночника. – Я, как и Саша, переехала в Минск из Лиды, чтобы работать в кофейне. Мне действительно тут нравится.

В Лиде я какое-то время работала в кофейне у ребят, про которых Саша до этого рассказывал. Им отчасти не повезло с местом – было мало людей. Плюс хоть там и была сделана вся доступная среда, некоторые операции я сама не могла проделывать и мне нужен был помощник. А формат кофейни не предполагал наличие второго бариста.

К тому же я была педагогом дополнительного образования в Центре творчества. Не смогла совмещать две работы, поэтому ушла из кофейни.

В Минске Наташа снимает комнату и работает только в «Инклюзивном бариста».

Первое время «Инклюзивный бариста» работал пять дней в неделю, а около месяца назад мы перешли на шестидневку. Конечно, одному человеку столько работать нереально, да и по законодательству нельзя, поэтому меня подменяет Виктор – он тоже выпускник одной из групп школы.

А так всю работу здесь я делаю сама: заказываю продукты, выношу отходы после смены – без проблем со всем справляюсь.

– К вам за кофе часто заходят люди с инвалидностью?

– Да, периодически приходят – несколько раз в неделю у нас бывают такие гости.

В кофейне есть еще одна фишка: тренинговый центр. Как рассказал Саша, любой человек с инвалидностью, который захотел получить профессию бариста, может прийти сюда – и его бесплатно всему научат. Такой возможности, говорит он, больше нигде в Беларуси нет – за обучение везде берут деньги.

– У нас прошли обучение уже три человека, – продолжает Наташа. – Из них одна девочка – у нее нарушение зрения – сейчас трудоустраивается в кофейню. Мы бы, конечно, набирали и больше людей, если бы на это был ресурс: кофейня маленькая, и в процессе работы сложно поменяться местами, если будут заниматься сразу 2-3 человека. Поэтому учим каждого в индивидуальном порядке – на поток поставить это не получается.

Директор кофейни Вася: «Мне нравится»

– Мне 24 года, я занимаюсь пиаром, журналистами, – говорит Вася и ставит мне штампик на скидочную карточку кофейни. На вопрос, нравится ли ему работа, говорит уверенное «да». – В 2029 году у меня свадьба: мою невесту зовут Алеся. Она к нам приходила, Наташа ее видела и даже с ее мамой общалась.

Саша по поводу свадьбы коллеги замечает: «Это мы все делаем быстро, а Вася планирует все тщательно!»

– Вася совмещает работу в кофейне, – добавляет Саша, – и в отеле «Ренессанс»: там он работает на 0,25 ставки, а у нас подрабатывает. Как-то мы снимали на YouTube мини-сериал «Кто, если не мы» – и Вася там был главным героем.

На тот момент я пушил тему трудоустройства и оценил его PR-скилы. Ему нравится выглядеть представительно, для него важна пунктуальность, другие деловые качества – я видел в нем инклюзивного директора, который всех встречает, угощает, дает визитки, принимает товар.

Не знаю, получится ли что-то, ведь в мире нет такой практики, чтобы человек с синдромом Дауна работал с документацией. Вася подписывает документацию, ведет подсчеты: заставить его вынести мусор не получится. Говорит: «А я директор, сорян».

Фото: Павал Хадзінскі для CityDog.by.

Материал создан вместе с Центром «Живая Библиотека» и Офисом европейской экспертизы и коммуникации. Если вы знаете о других инклюзивных практиках, дайте нам знать.

Падпісацца на навіныПадтрымацьВаланцёрства
Глядзіце таксама
Інклюзія

Што такое kids-friendly прасторы? (відэа)

Кнігі

Девушка с ОКР – про опоздания, токсичные отношения и «правила» жизни

Інклюзія

Кажется, мы о ком-то забыли… Книга о том, как перестать дискриминировать других

RegiONІнклюзія

«Потому что ты на свободе, а они – нет»