«Если меня запугивают, я лишь убеждаюсь, что делаю все правильно». Как Станислава Терентьева борется со стереотипами - Цэнтр "Жывая Бібліятэка"
Кнігі

«Если меня запугивают, я лишь убеждаюсь, что делаю все правильно». Как Станислава Терентьева борется со стереотипами

В прошлом месяце в Витебске возобновился формат Живой Библиотеки, куда пришло более 60 человек. Живые книги были самыми разными: чайлдфри, священник, автостопщица, девушка с опытом булимии.

Станислава уже давно в активизме, за ее плечами не одна образовательная программа, работа с разными темами и реализация различных инициатив. На вопрос: «Почему именно формат Живой Библиотеки?», девушка отвечает честно: «Мне близки ценности и подходы в работе команды и сквозные ценности, которыми пропитан весь проект».

– Особенно меня вдохновило то, что раньше в Витебске проходили Живые библиотеки, просто по определенным причинам проект был закрыт. Мне же, как витеблянке, хотелось восстановить этот крутой формат. Он позволяет очень широкому кругу людей познакомиться с темами, которые в обыденности им могут быть не знакомы. 

А еще живые интервью хорошо борются со стереотипами.

– Насколько сейчас такой формат живых интервью безопасен для всех: и читателей, и живых книг?

– Мы много и часто об этом размышляем в команде. Но мы поняли, что за год пандемии у людей огромный запрос на живые встречи. Думаю, поэтому первая встреча оказалась настолько популярной. Но при этом у нас всегда есть антисептики, помещения постоянно проветриваются, есть маски и перчатки. Также мы даем право людям выбрать самим – идти или нет. 

И мы обязательно думаем про публичную безопасность. Поэтому во время Живых Библиотек никто не может снимать видео и фотографировать, выкладывать геолокацию мероприятия. Даже разработали специальные кружки-наклейки зеленого цвета – если человек клеит себе такой, это значит, что он не хочет попадать в кадр объектива.

Мы не можем поставить жизнь на паузу

– Сейчас мир может казаться очень перевернутым. По крайней мере нам пытаются рассказать про то, что активизм – это странно, непонятно и опасно. У вас с сестрами уже есть история, разный опыт, в том числе задержания. Почему тебя это не останавливает?

– Я делаю то, что мне важно. Если кто-то меня пытается запугать или помешать, то я лишний раз убеждаюсь, что все делаю правильно. С другой стороны поддерживает обратная связь от людей: о том, что моя работа, мой вклад ценен. 

И еще один важный момент – мы не можем поставить свою жизнь на паузу. Я работаю с чувствительными темами, уязвимыми социальными группами, а это значит, что нельзя просто взять и забыть про их проблемы и потребности. 

Уже прошел год с начала пандемии COVID-19, почти 8 месяцев – после начала политического кризиса в Беларуси. Но работа в социальной сфере не может вот так просто игнорироваться. Нужно продолжать работать со стереотипами, помогать людям реализовывать свои права. Пожилые люди, люди с физическими и/или ментальными особенностями, люди с инвалидностью, ЛГБТК-люди, дети и многие уязвимые группы – все они нуждаются в поддержке и помощи.

Так часто бывает, что в критические моменты фокус концентрируется на тех, кто громче и сильнее говорит о своих проблемах. Но это не значит, что проблемы в других сферах решены или могут подождать своего часа.

– Изменились ли твои ценности за последние 8 месяцев?

– Нет. Просто за это время приходилось их больше отстаивать. Для меня на первом месте жизнь и здоровье человека, а также уважение ко всем людям без исключения. Я знаю, что насилие не может быть узконаправленным, оно не может быть только в одной сфере. Если насилие есть на улице, это значит, что оно есть в наших домах, семьях, на наших работах, в школах, садах.

Проблемы в обществе – это и про стереотипы

– Живая библиотека борется с насилием?

– Зачастую проблемы в обществе появляются от того, что у людей есть некие стереотипы, которые при этом вызывают негатив,что приводит к насилию и унижению конкретной группы людей. 

Живая библиотека по сути помогает людям напрямую столкнуться с теми стереотипами, которые есть в обществе и узнать о них больше. Например, чайлдфри. Если ты не понимаешь таких людей и не принимаешь, то в формате Живой библиотеки можешь встретиться с таким человеком и узнать про его мировоззрение, а также узнать больше про этого человека. 

Знания и опыт знакомства разрушают стереотипы. И оказывается, что ты не так мог понимать этот конструкт – чайлдфри. И вообще может оказаться так, что ты мыслишь так же, просто боялся себе в этом признаться.

– Но сам формат бережно относится к людям, которые выступаю книгами? Однажды слышала комментарий, где как раз осуждали этот подход, мол, рассказывая свои личные истории люди еще больше травмируются.

– Перед тем как стать книгой, с человеком проводится беседа. Волонтеры и волонтерки подробно рассказывают о формате, иногда даже приводят примеры вопросов, которые могут возникнуть у читателей. И я сейчас говорю о взрослых людях, которые, в том числе, сами могут взвесить все «за» и «против» такого формата. 

Бывает и так, что мы по опыту можем видеть, что человек не до конца осознает суть формата. И тогда мы предлагаем ему для начала посетить одну из Живых библиотек, чтобы увидеть все своими глазами.

Ну и сами мероприятия построены так, чтобы в любой момент книга могла сообщить о некомфортной для себя ситуации. Еще человек (книга) всегда может остановить встречу с читателями. А волонтеры и волонтерки следят за тем, чтобы читатели не переходили личные границы и вели себя приемлемо формату.

Про уважение и принятие спорила с начальником РУВД

– А ты в жизни также пытаешься понимать и принимать разных людей, даже тех, с которыми не согласна?

–  Я уважаю всех людей, если только трансляция взглядов и ценностей через поступки этих людей не нарушает границы других. Так забавно, но на эту тему я спорила с начальником Октябрьского РУВД в Витебске. 

Во время митингов в Витебске какая-то женщина стала кидать горшки с цветами из окна в колонну людей. По мнению начальника Октябрьского РУВД виноваты были в этом люди, которые шли по улице и «спровоцировали эту женщину». 

Я пыталась объяснить ему, что я уважаю право этой женщины на личное мнение, но она применяет насилие и физически может нанести вред жизни и здоровью человека. И именно поэтому существует закон, где четко указано, за какие правонарушения и преступления люди должны нести ответственность.

У людей всегда были и будут разные точки зрения, разный жизненный опыт и взгляды на мир. Но я никогда не оскорбляла тех, с кем не согласна, никогда не причиняла им морального и/или физического вреда. И для меня это неприемлемо ни в каком формате. И эти ценности привила мне семья…

Текст: Александра Савинич
Фото: из архива героини, Unsplash

Падпісацца на навіныПадтрымацьВаланцёрства
Глядзіце таксама
Адукацыя

Моё тело — моё дело? Поговорили про бодипозитив и любовь к себе вместе с инициативой "Больш Цела"

Адукацыя

“Іншы погляд” на стэрэатыпы

Інклюзія

«Тактильные книги» для детей с особенностями зрения

ІнклюзіяАдукацыя

Доступность информации для незрячих людей: инструменты