«Думала, что я тупенькая». Беларусская дизайнерка Vedovka о своей дислексии и сложностях в учебе - Цэнтр "Жывая Бібліятэка"
Кнігі

«Думала, что я тупенькая». Беларусская дизайнерка Vedovka о своей дислексии и сложностях в учебе

Катя росла в достаточно принимающей семье. Родители никогда не ругали ее за медленное чтение с ошибками и двойки за диктанты по русскому языку. Одна бабушка, будучи учительницей математики, нашла к внучке особый подход и помогала с предметом. А вторая бабушка, которая была врачом, помогла с репетиторством.

Сегодня Катя – известная беларусская дизайнерка собственных украшений Vedovka. Но кто знает, если бы не дислексия, стала бы девушка той, кем является сейчас? Ведь, несмотря на проблемы с правописанием, ее сочинения отправляли на городской конкурс…

– О том, что у меня дислексия, я узнала достаточно поздно. Долгие годы думала, что я тупенькая, как и многие дислексики. А потом подруга-психолог успокоила: она объяснила, что мои проблемы с письмом, чтением, путаницей цифр – это не глупость, а дислексия.

Дислексия – избирательное нарушение способности к овладению навыками чтения и письма при сохранении общей способности к обучению. В большинстве европейских стран в понятие «дислексия» включают проблемы, связанные: с овладением навыком чтения; навыком письма; грамотностью; арифметикой; нарушением моторики и координации; поддержанием внимания.

– С тех пор не позволяю в отношении себя даже допускать мысли, что я глупая, тупая и так далее. Осознание себя как дислексика кардинально изменило мое самовосприятие. Соответственно, я не позволяю другим людям говорить, что со мной что-то не так. У меня просто особенный путь восприятия мира.

Но, если честно, у меня не самая тяжелая форма дислексии. Ведь она бывает очень разной…

 

«Чтение вслух – самое позорное, что я испытывала»

– В школе мне легко давалось восприятие визуального образа, – делится Катя, – но я не могла читать вслух. Точнее, могла, но это было невероятно сложно и мучительно. До 11 класса для меня самым позорным было чтение вслух. Потому что даже сейчас, хоть я и прокачалась в этом навыке, я все еще читаю медленно.

Да, все навыки можно прокачать, но все же дислексию невозможно вылечить, исправить, убрать и так далее. Просто мозг работает так, а не иначе. Это данность.

Особое страдание для меня было изучение английского. Вроде бы учителя и родители видели, что я способная. Но мою особенность все же считали ленью. Такое часто случается с дислексиками. Им говорят, что они ленивые, рассеянные, невнимательные, глупые, тупые. Но это совсем не так.

Отдельным квестом для меня было и то, что я училась в “беларускамоўнай” школе. Большая часть предметов была на мове, а часть – на русском. Плюс ко всему, у меня был класс с углубленным изучением английского языка.

Главным помощником для Кати стала ее бабушка. На летних каникулах девушка часто приезжала к ней погостить. Вместе они занимались и читали список литературы на лето. Так бабушка быстро поняла, что к внучке нужен особый подход.

– Бабушка была тем человеком, которая верила в меня. Она пришла в школу и просто умоляла учителя по русскому стать моим репетитором. Он отнекивался и был уверен, что мне уже ничего не поможет. Но бабушка сказала, что нужно немного терпения, и он увидит результат.

Так и получилось. Вскоре мое сочинение отправили на конкурс. Другие учителя до последнего не верили, что это возможно. Они привыкли к тому, что я пишу с ошибками, к тому же и читать не умею. Какие еще сочинения? Для них я была рассеянной и ленивой девочкой.

Честно признаться, я с детства любила писать. Думаю, если бы не дислексия, может, и журналисткой бы стала. Ведь мысли свои я умею излагать красиво, правда, с правописанием была беда. Но мой учитель помогал мне с исправлением ошибок.

Когда начались экзамены в школе, предметом на выбор я решила сдать русскую литературу, потому что по-другому просто не смогла бы. Учителям это тоже не нравилось: они даже не верили, что у меня получится сдать литературу. Ведь есть миф, мол, если много читаешь, разве будешь писать с ошибками?

Но они были серьезно удивлены. Несмотря на мою «лень», как они считали, оказалось, что я люблю читать и читаю очень много.

 

«У сына дислексия, но я уже об этом знаю»

– А в университете мне с учебой стало полегче, потому что появились цветные маркеры. Я только год назад узнала, что для дислексиков это один из методов для лучшего восприятия информации. Но тогда я просто знала, что только так могу воспринимать прочитанное. Все мои тетради и конспекты были цветными.

Интересно и то, что я всегда любила читать книги с желтоватыми страницами. Мне так было удобнее. Оказалось, что для дислексиков это тоже лайфхак. Именно желтые страницы помогают лучше выделить текст.

Но что осталось со мной до сих пор – для чтения мне важно, чтобы книга лежала на ровной поверхности и под определенным углом. Только так я могу нормально читать и воспринимать все, что написано.

– Вообще дислексия считается генетической особенностью. И моему сыну в этом смысле повезло вдвойне, – шутит Катя, – у него и мама, и папа – дислексики.

Сейчас сыну 5 лет, но я уже вижу те особенности, которые присущи дислексикам. Тем не менее, я невероятно счастлива, что живу в то время, когда вокруг есть много хороших специалистов, полезной информации и важных проектов. Уверена, что нашим детям точно будет легче. С годами люди все больше учатся принимать особенности друг друга.

Сегодня в Беларуси существует инициатива Dyslexia Belarus, а также сообщество дислексиков – Dyslexia Community. Здесь есть подробный гайд, который поможет родителям определить, есть ли у их ребенка признаки дислексии в разном возрасте. А также есть блог, видеокурс, тесты и Telegram-канал.

– Но, если честно, сложности в обучении зачастую возникают у детей не из-за дислексии, а из-за повышенной требовательности родителей и абсолютно не инклюзивного подхода в системе образования.

Как тогда, так и сейчас от детей требуют одинаковости во всем: пришел в первый класс – читай, пришел в пятый – пиши. И вся система построена на том, чтобы дети показывали результат, независимо от их личности и особенностей восприятия мира.

Наше образование убивает весь креатив. А дислексия – это лишь яркий пример того, как система не принимает разности людей.

Текст: Александра Савинич
Фото: из архива героини, Unsplash

Падпісацца на навіныПадтрымацьВаланцёрства
Глядзіце таксама
Кнігі

«Язычество – просто еще один способ напомнить человеку о том, что мир – священный»

Кнігі

«Меня считали отступником, Иудой»

Кнігі

«Реакция мамы меня очень задела». Каково это – пережить туберкулез в 14 лет

RegiON

«Разрушать мифы и сближать людей» Активисты Мозыря размышляют о важном