Директорка тайм-клуба об активизме в Бобруйске - Цэнтр "Жывая Бібліятэка"
RegiON

Директорка тайм-клуба об активизме в Бобруйске

Бобруйчанка Сэм работает директоркой в тайм-клубе «1387» больше двух лет. Она рассказала бобруйскому порталу BOBR.by, как пришла в активизм, как волонтёрство помогло ей получить полезный опыт, научиться эмпатии и начать заниматься любимым делом.

— Сэм, расскажи немного про себя, чем тебе нравится заниматься?

Мне 29 годиков и я не знаю, кем хочу быть, когда вырасту (смеётся). Вообще, у меня обострённое чувство справедливости. И когда я вижу ущемлённые группы, или важную проблему, хочется что-то сделать, чтобы помочь.

Мне нравится многое, например, настольные игры, кино и сериалы. В детстве я обожала читать! Под моим одеялом всегда лежали три книги, потому что поздним вечером приходили родители, забирали одну, а у меня оставалось ещё две. Сейчас с этим сложнее. Пришёл 21 век с гаджетами, мозг переключается на клиповое мышление, сложно сосредотачиваться на чтении.

— Где ты впервые столкнулась с активизмом?

Я уже думала над этим вопросом. Поняла, что осознанного прихода не помню. Возможно, в первый опыт можно засчитать школу. У меня с ней были проблемы. И вот однажды наша педагог-организатор предложила написать научную работу на провокационную тему: «Суицид как девиантная форма поведения подростков». И мы подробно разбирали эту тему. Написали клёвую научную работу, в которой попытались показать, что подростки не всегда это делают, чтобы привлечь к себе внимание. Что у них действительно есть проблемы.

Думаю, осознанно мой активизм начался в тайм-клубе. Когда он только открылся, мы компанией друзей – Максим Арсентьев, Маша Дорогобед и я, начали делать поэтические вечера. Придумали творческое объединение «Свинец» и проводили встречи на базе «1387».

А через некоторое время я увидела объявление, что тайм-клубу нужны волонтёры и волонтёрки, чтобы помочь в переезде, ремонте. У меня появилось такое желание. Потом Наташа Халанская (прим. руководительница пространства «1387») предложила мне вести клуб любителей артхаусного кино, организовывать большие игротеки. Этим я и занималась достаточно долго, на волонтёрских началах. Просто потому, что мне это нравилось.

В это же время я попала в еврейскую общину, а там на волонтёрстве и активизме построено вообще всё! Потому что финансирование минимальное, многое делается участниками общины. Там я погрузилась в работу с подростками. Проводили для них тренинги, мастер-классы. Довелось поработать в летнем лагере. Я получала удовольствие от того, что делаю.

А потом пошла работать в тайм-клуб, сначала администраторкой. В тот момент я не представляла, что можно вот так активничать в городской среде, и что это будет принято нормально. Наташа предлагала мне поучаствовать в проектах вроде «Стартап-школы», «Школы городских инициатив», «Культурный Бобруйск 3.0». Я видела всех этих людей, что они делают в рамках проектов, это было действительно круто. Наташа предложила сделать что-то своё, и так появился клуб «Буковски», который действовал года два. Это было «моё».

Параллельно с работой в тайм-клубе я начала задумываться над проблемой гендерного неравенства в обществе. Она сильно затронула, потому что касалась меня тоже. Поняла, что хочу заниматься просветительской деятельностью. Так появился клуб «НеЖенское дело», который мы создали вместе с Соней Пинчук. Мы организовали несколько встреч на тему домашнего насилия, гендера, феминизма, на тему списка запрещённых профессий для женщин, использования гендерно-нейтрального подхода в активизме. Это моя гордость. Мы проводили встречи около полугода. Плюс – дебаты на тему феминизма, они прошли многолюдно и эмоционально.

Долго вынашивала мысль, чтобы начать вести блог на эту тему, но пока мне не хватает внутреннего ресурса. Я подписана на многие тематические паблики, и когда вижу комментарии, в них много агрессии. Поэтому пока я не готова на 100 процентов.

— Как это всё повлияло на твою жизнь?

Очень сильно. Например, когда я только узнавала о феминизме, это было поверхностно. А когда начала организовывать встречи на эту тему, пришлось начать разбираться в ней, знакомиться с активистками. У меня всё шире и шире открывались глаза.

Безусловно, появились полезные навыки. Ещё в момент волонтёрства в еврейской общине у меня развилась эмпатия. Это неизбежно, когда ты видишь одиноких пожилых людей, которые элементарно не могут помыть себе окна. Ты понимаешь, насколько многим людям нужна помощь. Помню, как мы ездили в Речицу, потому что там нет своей общины, помогали пожилым людям с уборкой. Я ещё не встречала на своём пути какие-либо похожие городские организации в Бобруйске, но если бы они существовали, я бы пошла мыть окна одиноким людям. В такие моменты начинаешь гораздо больше понимать окружающих, спокойнее относиться к их реакциям.

А благодаря теме гендерного равенства я поняла, почему люди определённые вещи говорят и определённым образом реагируют. Причём часто ловила себя на том, что и сама делала так раньше. Всё это развивает тебя как личность.

— Пришлось себя ломать?

Да. Долгое время я была мизогинной (прим. предубеждения в отношении женщин). Поэтому да, ломала себя местами. Но когда у тебя в голове выстраиваются причинно-следственные связи, всё становится проще.

— Как ты относишься к феминитивам?

Это сложная тема, максимально-обширная. Можно говорить о ней очень долго. Да, есть два лагеря – за и против. Мне феминитивы нравятся, я за. Но я понимаю, у каждого будет своё мнение. У меня есть подруга, которая категорически против использования феминитивов. И когда мы пытались обсудить эту тему, я ей скинула статью, она её даже не читала, потому что была к ней не готова. Я отношусь к этому вопросу просто: «Если ты не хочешь, чтобы я обращалась к тебе с феминитивом – ок».

— Какое направление тебе ближе?

Сложно выбрать. Сразу вспоминаются комментарии в интернете. Например, кто-то собирает деньги на помощь животным, а другие пишут: «Лучше бы детям помогли!» Нет, не лучше! Невозможно что-то отрезать, и помогать кому-то одному. Так не работает. Ты ищешь, что для тебя важно в этот момент, кто сильнее нуждается.

— Почему важно, чтобы в городе были активисты?

Я часто работаю с подростками и также часто слышу от них: «Всё. Я отсюда уеду, здесь всё плохо, работы нет. Вырасту и уеду!» Спрашиваю: «Почему? Что именно плохо?» Отвечают: «Потому что никто не делает то-то и это…» Интересуюсь: «А в чём проблема сделать это вам самим?» Ответ: «А кааак?»

И это распространённое заблуждение, что кто-то кому-то должен. Например, если велообществу не хватает парковок, дорожек, они могут собраться вместе, и найти решение.

Если тебе что-то не нравится, скажи об этом, возможно, найдутся единомышленники. Увы, никто ещё не овладел умением читать мысли. Поэтому озвучивай проблему или начинай решать её сам.

Приведу ещё один пример: однажды городская активистка Юля Сакович сказала, что ей в Бобруйске не хватает экофестиваля. А потом взяла и сделала его, два года подряд. То есть, это вполне реально.

— Когда было проще заниматься активизмом, сейчас или раньше?

Сложный вопрос. Всегда непросто, но и не так сложно, как многим кажется. Сейчас гораздо больше возможностей, легче донести свою информацию через соцсети, рассказать об идее.

— А что делать с нетерпимыми людьми?

Пока они меня не бьют, всё в порядке. Если людям с иной точкой зрения так хорошо…

Вот, например, сейчас есть сообщества плоскоземельцев. Им нравится изучать этот вопрос, собираться, спорить, доказывать. Разве можно это запретить?

— Бывает неудачный активизм?

Нет. Невозможно сделать слишком мало или слишком много. Ты делаешь в рамках личной готовности, ресурсного состояния. Главное – не обесценивать сделанное.

— Активизм помогает в работе?

Да, как я уже говорила, он развивает навыки. Это на первом месте.

Например, у меня были проблемы в общении с людьми третьего возраста. Сейчас с этим гораздо проще, потому что прошлой зимой я вела «Смартшколу» в «Академии 50+», где учила этих прекрасных людей золотого возраста пользоваться гаджетами. У нас с девочками были прекрасные отношения!

Идёт прокачка навыков во всех сферах, в том числе с коммуникацией. Я написала много постов для соцсетей, много общалась, училась формулировать мысли проще.

— С чего начать желающим стать волонтёрами?

Сказать об этом. Сначала себе. Сформулировать, какая проблема откликается, подумать, что можешь сделать. А потом сказать об этом другим.

На мой взгляд, нет беспомощных людей. Все способны что-то делать. Главное, найти единомышленников.

Текст: А.Л.
Фото: из личных архивов героини материала.

Материал создан в рамках проекта RegiON, который в Бобруйске реализуется тайм-клубом “1387”, командой “Живой Библиотеки” Бобруйска и Центром развития эффективной коммуникации “Живая Библиотека”.

Падпісацца на навіныПадтрымацьВаланцёрства
Глядзіце таксама
RegiON

"Волонтерство как стиль жизни"

RegiON

Зоозащитница: "Вы поможете сбитой собаке, или пройдёте мимо?"

RegiONКнігі

Бобруйчанин – о том, как живётся белорусским студентам

RegiON

«Разрушать мифы и сближать людей» Активисты Мозыря размышляют о важном