13 неудобных вопросов представителю рома – как живет в Беларуси цыганская диаспора - Цэнтр "Жывая Бібліятэка"
Кнігі

13 неудобных вопросов представителю рома – как живет в Беларуси цыганская диаспора

Вместе с журналом CityDog.by решили узнать, как в Беларуси живет цыганская диаспора и с какими трудностями чаще всего сталкивается. Для этого задали рому Артуру Гомонову 13 неудобных и даже глупых вопросов – о попрошайничестве, бизнесе и образовании.

Встретиться Артур предложил около Центра национальных культур на улице Чичерина – здесь он работает директором ансамбля цыганского танца «Чергенори», который выступает с концертами по всей Беларуси. А еще Артур уже больше 20 лет вице-глава цыганской диаспоры в Беларуси: проблемы, с которыми сталкивается его народ, ему известны как никому.

– Сейчас в диаспоре идет работа над двумя большими проектами. Первый – память геноцида ромов времен Великой Отечественной войны. Это очень важный для нас проект, в котором участвует и Центр национальных культур, и образовательный центр из Берлина, и историческая мастерская имени Левина. Про геноцид евреев знают все, об этом есть очень много информации, но про ромов нигде ничего не говорят. Хотя они также были общепризнанными жертвами Холокоста.

Но если в то время у евреев имелись паспорта, то у ромов нет – это же был кочующий народ. Вот мы и задались целью восстановить эту память: в прошлом году объездили всю Беларусь, делали видео- и аудиоинтервью с теми, кто остался в живых, пытались узнать про все ужасы войны, про геноцид.

И сейчас мы в Центре национальных культур готовим баннеры, иллюстрации с историями наших героев для выставки. Уже известно, что она откроется в музее истории Великой Отечественной войны 16 октября: мы на финишной прямой.

Второй проект – женская платформа, направленная на повышение образовательного уровня ромок. Мы объединяем девушек и женщин, устраиваем для них тренинги: как открывать ИП и вести успешный бизнес, как защитить его с юридической точки зрения, как найти работу. Плюс иногда оплачиваем им курсы поваров, визажистов, психологов, швей и другие.

В рамках этой программы ромки общаются между собой, обмениваются информацией – и многим удается найти работу.

Представителям рома вообще сложно трудоустроиться в Беларуси?

– Да, в Беларуси много предвзятого отношения к представителям нашего народа – в основном именно по национальному признаку: работодатели думают, что человек что-то украдет или создаст другие проблемы. Особенно с такой проблемой сталкивается старшее поколение.

Некоторые женщины из-за своей малограмотности и отношения в обществе не видят смысла обращаться в центры занятости, считая, что раз они цыганки, то для них ничего не найдется. Но я стараюсь их переубедить в этом, рассказываю о белорусском законодательстве, иногда даже вместе с ними еду в центр занятости.

Как-то раз прямо на месте одна из девушек устроилась на курсы продавца – со стипендией и предоставлением в дальнейшем места работы. Так что информационную работу мы проводим очень активно.

Ансамбль цыганского танца «Чергенори»

Плюс на наших тренингах мы говорим женщинам, чтобы работодатели в случае отказа при приеме на работу сразу писали заявления с разъяснением своего решения. У нас есть юрист, с которым дружит наша организация, он и дает консультации по всем вопросам.

И я знаю несколько историй, когда человек устраивался на работу, хорошо себя показывал, а ему потом говорили: «Приводите к нам еще ваших друзей, знакомых», – ни воровства, ничего такого не было. То есть во многом в обществе срабатывает стереотип, побороть который крайне сложно, – доказать что-либо бывает просто невозможно. Хоть кол на голове теши: воры – и все тут, думают.

Больно, обидно ромам. Мне эти женщины потом говорят: «Я никогда в жизни ничего не украла, даже иголку. Артур, сделай что-нибудь». Вот и пытаемся знакомить общество с нашими традициями, культурой.

А получить образование легко?

– С образованием в Беларуси все более-менее нормально: молодые люди учатся в университетах, колледжах, получают профессии. Плюс мы стараемся следить за тем, чтобы детки ходили в школу, учились, мотивируем их к этому.

Есть ли проблемы с оформлением личных документов?

– Был однажды случай: у 30-летней девушки, родившейся в Гомельской области, не было паспорта. Для его получения ей нужна была прописка здесь, но так получилось, что она часто переезжала из одного жилья в другое в поисках работы: семья бедная, четверо детей.

Вот мы и пытались с юристом разобраться во всех нюансах, ездили в местный отдел по гражданству и миграции, потом в Департамент по гражданству и миграции. Но вопрос в итоге решили: и ей документы оформили, и на детей сделали свидетельства о рождении.

Понимаете, что получается: люди не могут найти работу, потому что нет паспорта. Предлагают только «халтуру», за которую можно получить штраф, на который нет денег. То есть получается такой замкнутый круг.

Среди ромов много людей, зарабатывающих попрошайничеством?

– Скажу, что когда-то давно и белорусские ромы занимались попрошайничеством. Но, думаю, годов с 2000-х у нас это сошло на нет. Настал период, когда ромы считают такую, скажем, деятельность ниже своего достоинства.

Дело в том, что в Беларуси есть так называемые «заезжие» ромы: из России, Украины, Молдовы – и вот они, как правило, этим и занимаются. Но в Минске или других городах страны я редко их вижу. То есть если сейчас и есть попрошайничество, то это не белорусские ромы 100%.

Но я могу понять, почему этим раньше занимались: если работу найти не можешь, надо же за что-то жить. Насколько я слышал, это очень неплохой заработок в той же Москве.

Чем чаще всего занимаются ромы?

– У женщин это может быть самый разный бизнес: и швейные мастерские открывают, и пироги пекут – ромки, кстати, это очень хорошо умеют делать.

Среди мужчин сейчас пошла тенденция – работа на стройках в Беларуси или где-то в России. Сезонные работы тоже распространены: на лето люди выезжают в колхозы, там им дают домик для всей семьи, и они пасут стадо коров, например. Надо сказать, там выплачивают очень хорошую зарплату – можно получать до 2000 рублей.

Да, понятно, что это большой труд: погода может быть разная, ночевки в поле, с собой нужно всегда брать еду, ведь часто приходится уходить далеко от дома. Но они справляются. Ромы всегда были знатоками выращивания скотины – они с этим связаны, можно сказать, исторически.

В чем еще проявляется дискриминация по национальному признаку?

– Газета «На страже» часто в своих публикациях делала акцент на том, что это именно представитель рома совершил преступление, например. Мне даже пришлось съездить в редакцию, чтобы решить этот вопрос. Я тогда просто достал свой паспорт и спросил: «Скажите, кто я?» Они сказали: «Вы гражданин Республики Беларусь».

Вот я и попросил тогда, чтобы они в своем печатном издании говорили не о национальности, а непосредственно о человеке, который совершил правонарушение. Не надо делать упор на национальную принадлежность. Из-за этого, в том числе и в СМИ, происходит разжигание межнациональной розни. Я же не буду считать, сколько русских, украинцев или белорусов нарушили закон.

Теперь это одно из немногих изданий, которое прекратило поднимать такую тематику. В целом в Беларуси идет спад предвзятого отношения, но в СМИ иногда все-таки это проскакивает – делается упор на национальность, что очень неприятно.

Насколько большая в Беларуси диаспора ромов?

– В 2000-х годах с главой цыганской диаспоры мы сами для себя занялись своеобразной переписью: на тот момент, по нашим подсчетам, получилось примерно 60 000 человек. Больше всего ромов живет в Гомельской области.

Где в Минске чаще всего живут ромы – в квартирах или частных домах?

– Есть же такие определенные цыганские поселки, как в народе говорят, – Колодищи, Северный поселок. Но постепенно ромы рассеиваются, получают квартиры, переезжают жить в другие городки, где недвижимость стоит дешевле.

Но вообще ромы любят жить в своем доме: пусть он будет маленький, неудобный, но они скорее выберут его, чем квартиру со всеми удобствами. Это связано, думаю, с многовековой историей: раньше цыгане жили в кибитках, были близки к земле: свой огородик, своя территория, хозяйство. А в квартире тесно, да и за стенкой шумят соседи.

А сами ромы – шумный народ?

– Скорее, эмоциональный. В молодости, когда был в Италии, удивился, насколько итальянцы в этом плане схожи с ромами (улыбается).

Ромы любят петь?

– Да, конечно (улыбается)Александр Бердников из группы «Корни» приходится мне троюродным братом – он очень долгое время жил в Минске, и до сих пор у него есть белорусский паспорт.

Бывают ли конфликты с соседями-белорусами?

– Точно могу сказать, что соседи никогда не скажут, что ромы плохие или нечто подобное, – это редчайшие случаи. На площадках ромские и неромские дети играют вместе, растут, потом становятся друзьями. Интересно, что со временем неромские дети даже начинают понимать наш язык.

Бывают, правда, случаи, когда родители не разрешают играть с ромскими детьми: вот совсем недавно в Гомеле узнал об одном таком. А буквально на днях одна пятиклассница мне сказала, что ее в школе обзывают, а мама ее добавила, что она в слезах домой приходила. Я посоветовал в случае чего о таких ситуациях сразу сообщать мне.

Но, опять же, у детей обычно нет тех стереотипов, что у взрослых, они более открытые, охотно принимают в свои игры. Поэтому такие ситуации – редкость.

Ромские семьи часто многодетные – это правда?

– Да, это не стереотип – так сложилось исторически. Интересно, что в 2000-х годах отмечался спад рождаемости, а сейчас семьи снова становятся многодетными. Вот я недавно был в Гомеле – и именно там удостоверился в этом еще раз. В их семьях минимум три ребенка: родители сразу же становятся в очередь на получение квартиры по государственной программе.

Часто ли случаются смешанные браки?

– Думаю, смешанных браков у нас около 10%. Вопросов это обычно никаких не вызывает: люди же понимают, за кого они выходят замуж или на ком женятся, потому готовы к тому обществу, в котором будут находиться, к нашим традициям.

Ромы и сейчас ведут кочевой образ жизни?

– Еще во время СССР Хрущев издал указ о борьбе с бродяжничеством, он распространялся не только на ромов: после войны было много людей, потерявших свои дома, не имевших прописок. А перепись населения же надо проводить – вот этот документ как раз и помог.

И примерно в течение пяти лет после издания указа ромы полностью прекратили кочевой образ жизни – это сохраняется и сегодня.

Фото: Павал Хадзінскі для CityDog.by, nationalcultures.by

Падпісацца на навіныПадтрымацьВаланцёрства
Глядзіце таксама
Адукацыя

Права человека во время распространения короновируса

Кнігі

Каково это не считать себя ни мужчиной, ни женщиной

ІнклюзіяАдукацыя

Как адаптировать работу с целевыми группами во время пандемии

Інклюзія

«Я мерила барменов рулеткой». Как создавали инклюзивную кофейню в Минске