Прожив 13 лет в США, айтишник Виталий Князев вернулся в Беларусь. OnAir поговорил с Виталием о том, каково это — заново привыкать к родине и как принимает страна «возвращенцев».

Виталий Князев учился в БГЭУ. Имеет звания бакалавра в финансах, международном бизнесе и менеджменте информационных систем. Изучает Эсперанто. Велосипедист. Попал в США благодаря школьным и студенческим программам по обмену. Прожил в солнечной Флориде, а потом в не менее солнечной Силиконовой долине в Калифорнии в общей сложности 13 лет. Вернулся в Беларусь три года назад.

Почему вы решили вернуться?

На 75% по семейным причинам. У меня болел отец, а сестре, которая живет в Вильнюсе, было тяжело часто ездить в Минск. Хотелось и нужно было быть рядом, чтобы помогать.

А оставшиеся 25%?

Желание попробовать что-то новое в жизни. С возрастом я стал лучше понимать себя и осознал, что офисная работа — это не мое. Хотелось убежать от излишнего стресса, проблем с развитием компании, нечеловеческого количества работы, отсутствия полноценного отпуска.

В Беларуси с этим проще?

Беларусь законодательно ближе к Европе. А европейцы всё же лучше чувствуют баланс между работой и свободным временем. Немцы и голландцы эффективно работают, но и отдыхают тоже эффективно. В Америке же трудоголизм возведен почти в религию, особенно в Силиконовой долине. Люди сидят в офисе по 12-14 часов, запускают здоровье, социальные связи, не видят мир. Жизнь сводится к телевизору, работе, ипотеке и откладыванию свободы действий до пенсии. Я понял, что это не для меня, что нужно попробовать что-то новое. А если не получится — всегда можно снова что-то поменять.

Как принимают у нас тех, кто возвращается? Не воспринимают ли как неудачников?

Есть такой стереотип. Но важно, в каких кругах ты вращаешься и какие вопросы тебе будут задавать. Я больше общаюсь с айтишниками — стартаперами, молодежью. И эти люди понимают, что эмиграция сегодня — это не та эмиграция, что была в советское время, когда уехал — и с концами, только письма иногда приходят. Люди путешествуют, узнают мир. И мнение, что Америка — это рай на земле, встречается всё реже. Хотя в соцсетях, естественно, были комментарии в духе «вернулся, потому что не получилось». Но ведь каждый измеряет успех своими критериями. Для кого-то мечта — это материальные блага: большой дом, три машины и прочее. Я измеряю успех другими критериями.

Насколько сильно за 13 лет изменилась Беларусь?

Не фундаментально. Всё еще некоторые вещи делаются для галочки, а не для результата. Особенно это расстраивает в сфере образования. Но, с другой стороны, я не понимаю людей, которые критикуют Минск — мол, «провинция, делать нечего». Даже по сравнению с Сан-Франциско в Минске очень интересная, насыщенная культурная и социальная жизнь. Концерты, музыка, благотворительные мероприятия, спортзалы — всё это доступно. И скучать здесь не приходится, если ты не хочешь скучать. Процесс идет, люди меняются. Хотелось бы, чтобы мы могли перепрыгнуть через какие-то моменты развития страны, общества, не наступая на те грабли, на которые наступили соседи, а переступая через них.

А чего в Беларуси вам особенно не хватает после американской жизни?

Законопослушности, вежливости и здравого смысла. Осознания людьми того факта, что законы существуют, чтобы всем было удобнее. От того что я, скажем, не поставил машину на газоне, город будет зеленее, экологичнее, радостнее для жизни. В США есть понимание того, что закон один и он для всех, что правила придуманы с определенным смыслом, а если что-то не работает — это можно поменять.

Не хватает позитива. У нас люди по историческим, экономическим и идеологическим причинам очень замкнуты. Они перестают разговаривать друг с другом и идти на компромисс: когда человеку нужно протиснуться мимо тебя, он это сделает молча. В Америке такого не будет — человек попросит, извинится, будет уважать твое личное пространство.

А в чем главное отличие Америки от Беларуси?

В отношении к труду. Там даже в богатых семьях дети с малых лет стригут газоны и сидят с младшими детьми. Поэтому они понимают: чтобы заработать — надо работать. У нас многие люди сидят и ждут, что деньги появятся из воздуха. Еще в Америке больше людей, которые пытаются добиться чего-то самостоятельно. У нас же часто встречается позиция — «родители помогут с квартирой, на машинку насобираю». И становится обидно, что молодежь не хочет от жизни большего.

Приходится на родине сталкиваться со стереотипами об эмигрантах, жизни в Америке?

Кто-то думает, что эмиграция — это нереальный шаг вперед, хотя это не так. Люди в Беларуси не всегда понимают, что в Америке, чтобы хорошо жить, надо очень много работать. И реальность такова, что добиться успеха смогут лишь дети или внуки эмигрантов.

Я встречаю белорусские семьи, у которых большая квартира в Минске, две машины на семью, путешествия три раза в год, но они жалуются, что всё плохо. Я говорю: ребята, у меня в Америке было 15 дней отпуска. Причем, если ты заболеваешь, дни «больничного» (хотя такого понятия нет) вычитаются из этого отпуска. Если у тебя важная должность, не рекомендуют брать сразу две недели, чтобы не выпадать из жизни компании. Да, зарабатываешь ты больше, чем в Беларуси, но и расходы на аренду, машину будут в разы выше. И чистый доход в итоге отличается далеко не в десятки раз.

Знают ли в США, что такое Беларусь?

Честно говоря, не особо. Первое время это задевало. А потом я подумал, а знаю ли я что-нибудь, скажем, о стране Чад в Африке. Ничего, кроме названия и примерного местоположения. Хотя в туристических регионах больше людей, которые слышали. Кто-то помнит Виталия Щербо, кто-то — фамилию президента. О белорусских айтишниках хорошие отзывы в Силиконовой долине.

Но меня всегда задевало, когда другие эмигранты из Беларуси на вопрос «Беларусь? А где это?» отвечали: «Ну, считайте Россия». Я всегда объяснял, где именно находится Беларусь и что это за страна.

А чем вы занимаетесь в Беларуси?

Я пока в поиске. Ищу себя и бизнес-идеи, которым хотелось бы себя посвятить. Какое-то время я занимался социальными проектами, благотворительностью:  Social Weekend,  «Талака», «МаеСэнс». Хотелось через отдачу денег, времени и знаний помочь кому-то. Сейчас хочу попробовать что-то свое.

Не хочется вернуться обратно?

Конечно, порой хочу уехать от нашей «несолнечности» — как погодной, так и психологической. Но навсегда в Америку точно не хочу. Хотя возможность вернуться у меня есть.

Стоит ли в принципе уезжать?

Зависит от человека. Если меня спрашивает парень, который учится на какой-то очень узкой научной специальности и признается, что здесь возможности не будет, я говорю: езжай. Но не обязательно уезжать с концами. Не получится — всегда можно вернуться, в этом нет ничего зазорного. А другим людям, которые не совсем определились, что хотят делать, говорю: подумайте. Например, вы уедете, и ваша бабушка будет далеко от вас. Но, может, в вашей жизни факт того, что вы перезваниваетесь с бабушкой, очень важен. Не стоит делать не свой выбор.

Тэкст: Ганна Галваш
Фота: ЖБ
Крыніца: OnAir

Падзяліцца:

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *

CAPTCHA: *